Аглая Датешидзе снова обнаружила и описала пронзительное про тонкие настройки и внутренний Армагеддон, и это отозвалось и оказалось для меня очень важным, потому что встречи с этим самым большим внутренним А, вернее, провалы в него, случаются регулярно.

Тонкие настройки слетают в первую очередь и приходится быть к себе очень бережным. Особенно если изначально ты жил совсем не в тонких условиях. 

Вот, представьте, что кто-то чувствительный родился в семье, где кричат, дерутся, жертвят и все время решают вопросы границ, а эмоциональная погода неустойчива. Благодаря интуиции он умудряется  приспособиться и начать буквально кишками чувствовать состояние окружающих. Чуть назревает завирушка – кишки танцуют и в узлы заворачиваются. Неприятно, но зато весьма четко ориентирует. Тот Армагеддон, который происходит снаружи, впечатывается в сознание как нечто привычное, знакомое и до боли родное. Родное часто болезненно. 

Но вот, допустим, человек этот выбирается и отползает. Тайком, с боем, с потерями, как угодно. Сложно все время жить на войне, а жить-то хочется. Потом он долго  ходит на терапию, оживает, плачет, узнаёт себя и настраивает все как ему нужно. Может даже семью собственную заводит… Спокойную. 

Но, поскольку, в базе своей этот человек привык к напряжению, то  стоит ему не поесть вовремя, не выспаться, перегрузиться или сильно перевозбудиться — и все слетает к чертовой матери. Ну, вернее к той самой матери, с которой вся эта чертовщина и началась. Или к отцу с бабушкой. Мало ли кто там ещё в чертовщине водится…

Наверное, потому я встречала много чувствительных людей с непростой судьбой, которым приходилось экстремально о себе заботиться, много практиковать и жить в комфорте практически как в аскезе, ибо тонкое слетает в первую очередь и до внутренней пропасти рукой подать. 

И даже если есть выбор, и осознанность, и опыт, и практика, и терапия, куча всего помогающего задействовано, все равно внутренний Армагеддон притаился где-то  рядом и никуда не девается. Расположился неподалёку, щурится и наблюдает, достаточно ли ты к себе бережен. Опять же, неприятно, но зато весьма четко ориентирует. 

Аглая Датешидзе